Бедность в Китае в 2020-2021 годах

Бедность в Китае в 2020-2021 годах

Председатель КНР Си Цзиньпин

© Артем Иванов/ТАСС

Председатель КНР Си Цзиньпин в четверг заявил о том, что Китай одержал историческую победу в борьбе с абсолютной бедностью.

По его словам, за последние восемь лет 98,99 млн жителей сельской местности переступили эту черту, из числа бедных районов было выведено 832 уезда и 128 тыс. деревень.

Как отметил Си Цзиньпин, за это время Китай инвестировал в борьбу по этому направлению порядка 1,6 трлн юаней (около $246 млрд).

С успехами правительства КНР тяжело спорить: по данным Всемирного банка, за последние 40 лет Китай вывел из нищеты более 850 млн человек. Сам же Си Цзиньпин заявил о том, что с 1978 года, когда страна начала политику реформ и открытости, из нищеты было выведено 770 млн жителей. Однако бедность — относительное понятие, как и критерии ее оценки. С чего все началось и как менялись суждения?

40 лет работы

На эту тему

Бедность в Китае в 2020-2021 годах

Правительство Китая ведет борьбу с бедностью уже несколько десятилетий: идея построения общества «сяокан» («общества средней зажиточности») впервые была озвучена в 1979 году «архитектором китайских реформ» Дэн Сяопином. Именно построение общества средней зажиточности ставилось конечной целью модернизации Китая.

В 2002 году XVI съезд Компартии Китая поставил цель завершить «всестороннее строительство общества средней зажиточности» к 2020 году.

Си Цзиньпин в 2002 году занимал пост секретаря парткома провинции Чжэцзян и на том же съезде только-только стал членом ЦК КПК.

Мог ли он тогда подумать, что именно ему спустя 18 лет будет суждено подвести итоги многолетней работы четырех поколений руководства страны и стать в глазах нации олицетворением этой победы.

Уже после прихода к власти в 2012–2013 годах председатель КНР Си Цзиньпин вслед за своими предшественниками провозгласил борьбу с бедностью одним из приоритетов национальной политики. С 2012 года глава государства лично совершил более 50 инспекционных поездок в самые бедные деревни и села страны.

Необходимо понимать, что правительство не просто раскрывало кубышку и раздавало деньги бедным. Программы ликвидации бедности включают множество аспектов.

Это прокладка современных дорог, линий электропередачи и связи в наиболее отдаленные районы страны для повышения их транспортной доступности и уровня жизни жителей.

Это переселение миллионов людей из труднодоступных районов, субсидии, привлечение бизнеса в сельскую местность для создания рабочих мест. А также специальные курсы обучения и переподготовки фермеров для ведения современного хозяйства и вовлечения в торговую деятельность.

На эту тему

Бедность в Китае в 2020-2021 годах

Кроме того, власти приняли ряд мер, которые ликвидировали «передачу по наследству» бедности: построены школы, техникумы и другие учебные заведения в малоимущих районах с бесплатным доступом детей и молодежи к образованию.

Порог бедности

Однако стоит определиться с терминами. В 2010 году правительство Китая установило порог бедности в качестве годового дохода на уровне 2300 юаней (около $356). С тех пор это значение неоднократно повышалось и в настоящее время составляет для жителей сельских районов 4000 юаней в год (около $620). Насколько эта цифра отвечает реалиям современного Китая — вопрос дискуссионный.

Всемирный банк рекомендует считать международным порогом бедности доход около $1,9 в день. Власти Китая же, исходя из показателя 4000 юаней в год, порог бедности установили ниже этого значения — на уровне $1,7 в день. Дьявол, как говорится, в деталях.

На эту тему

Бедность в Китае в 2020-2021 годах

Все тот же Всемирный банк делит все экономики мира по валовому национальному доходу (ВНД) на душу населения на несколько уровней: экономики с низкими доходами (менее $1036 в среднем на человека в год), экономики с низким уровнем среднего дохода (от $1036 до $4045 в год), экономики с высоким уровнем среднего дохода (от $4046 до $12 535 в год) и экономики с высокими доходами (более $12 535 в год). Исходя из этой классификации, Всемирный банк приводит собственное рекомендуемое значение порога бедности для каждой из групп стран. Китай, по этой версии, принадлежит к экономикам с высоким уровнем среднего дохода, поэтому, по версии этого международного института, рекомендуемый порог бедности там должен составлять не $1,7, а $5,5 в день.

Иными словами, Китай упрекают в том, что его национальные критерии бедности уже сильно устарели. Говорить о победе над нищетой, равняясь по стандартам на Руанду или Эритрею, не очень солидно. А для второй экономики мира совсем моветон. Но власти КНР, судя по всему, не питают иллюзий по этому поводу.

Останавливаться рано

Даже такая победа над бедностью далась нелегко: в разгар кампании случилось несколько скандалов — власти на местах намеренно занижали доходы жителей, чтобы получить больше субсидий и средств от правительства.

Включение в число бедных населенных пунктов для них означало прежде всего бюджетные ассигнования, приоритетный порядок получения всего необходимого, строительство за государственных счет дорог, школ, медицинских пунктов, центров досуга и обучения.

Для рядовых жителей участие в этой программе также могло решить ряд проблем: они могли получить от властей продукты питания, распределение на работу или переподготовку, возможность бесплатно обучать детей в школах и техникумах и даже переехать в новое жилье. 

Но что будет дальше, если бедность формально побеждена?

В экспертной среде существуют серьезные опасения, что сворачивание программ по ликвидации бедности может обернуться возвращением в нищету для многих жителей Китая.

Однако с позитивной стороны порога бедности не так все гладко. В мае 2020 года премьер Госсовета КНР Ли Кэцян озвучил цифру, которая многое говорит о распределении доходов среди 1,4 млрд жителей Китая.

По его словам, около 600 млн жителей Китая живут на доход менее 1090 юаней (около $169) в месяц.

Таким образом, до формирования настоящего и обширного среднего класса стране мало провозгласить победу над абсолютной бедностью — предстоит пройти еще довольно серьезный путь.

Так или иначе, в государственных СМИ Китая победа над бедностью приписывается не только КПК и правительству, но и лично главе государства и партии Си Цзиньпину.

И это отличный подарок к отмечаемой в этом году 100-летней годовщине основания Компартии Китая.

Ведь любая круглая дата позволяет не только подвести итоги, но и наметить новые далекоидущие цели для себя самого или преемников. Если они, конечно, есть.

Как Китаю удалось полностью победить нищету

Китай 25 февраля поставил точку в борьбе с нищетой: председатель КНР Си Цзиньпин на торжественном собрании в Пекине лично подтвердил факт полного искоренения абсолютной бедности в стране, которое «войдет в историю как еще одно китайское чудо».

Бедность в Китае в 2020-2021 годах Бедность в Китае в 2020-2021 годах

КНР стремится равномерно развивать абсолютно все регионы страны, даже самые отдаленные. Медиакорпорация Китая

За 40 с небольшим лет в КНР от нищеты избавились около 800 миллионов человек. Особенно активно работа велась последние восемь лет, когда из-за черты абсолютной бедности были выведены 98,99 миллиона человек в 128 тысячах деревень.

Фактически за последние восемь лет от нищеты избавлялись по одному человеку каждые три секунды. Впервые Си Цзиньпин заявил о победе над нищетой три месяца назад: 3 декабря на заседании постоянного комитета Политбюро ЦК Компартии Китая. Тогда он подчеркнул: «Все сельские жители выведены из нищеты…

абсолютная бедность ликвидирована. Мы достигли победы, которая заслуживает восхищения всего мира».

В КНР финансовый порог абсолютной бедности — это располагаемый доход в 2300 юаней и ниже — то есть чуть меньше одного доллара в день (по ценам 2011 года). Аналитики говорят, что с учетом инфляции сегодня этот порог составляет 3400 юаней в год, или полтора доллара ежедневно. Есть и нефинансовые показатели.

Это так называемые «две заботы» и «три безопасности». Под первыми предполагается обеспечение человека едой и одеждой, под вторыми — обеспечение базовым медобслуживанием и образованием, а также жильем. Только при удовлетворении всех этих требований в КНР человек может считаться выведенным из нищеты.

Глава китайского государства подтвердил, что эти требования «полностью выполнены».

Вместе с тем, по словам Си Цзиньпина, работа по борьбе с бедностью не закончена. Необходимо не допустить обратного «скатывания» населения небогатых районов в нищету. Для этого председатель КНР призвал развивать инфраструктуру в бедных районах, обеспечить там занятость и надлежащую профподготовку местного населения.

На собрании 25 февраля председатель КНР особо подчеркнул: «Нам нельзя допустить головокружения от успехов. Нужно воспользоваться моментом для дальнейшего развития».

Наблюдатели уверены, что следующей важной задачей государства станет ликвидация «относительной нищеты». Работы предстоит много.

Как ранее заявил премьер Госсовета КНР Ли Кэцян, в стране около 600 миллионов человек до сих пор живут на 1000 юаней в месяц — именно эта страта общества считается «относительными бедняками».

Эксперты полагают, что в борьбе с относительной бедностью китайское государство и Компартия Китая будут следовать уже традиционному принципу «трех нет». Первое «нет» — не оставлять никого на обочине экономического развития, чтобы дивиденды от него получали абсолютно все социальные слои. Второе «нет» — не упускать из виду ни один аспект развития.

Речь идет о том, что ни в коем случае нельзя сосредотачиваться исключительно на экономическом развитии. Подход, когда на заклание экономическому развитию отдавалось все, привел к появлению множества проблем в КНР.

Сейчас партия уделяет внимание развитию в абсолютно всех направлениях: это и охрана окружающей среды, и ликвидация разрыва в доходах населения, и повышение доступности жилья, медобслуживания и образования. Это и повышение культурного уровня населения в целом, в том числе — культуры быта. Это и укрепление партийной дисциплины, и многое, многое другое.

Наконец, третье «нет» — это недопустимость отставания в развитии по регионам. Речь идет, прежде всего, о развитии центральных и западных районов КНР, чтобы жить лучше стало не «избранному» населению экономически опережающего восточного побережья — а абсолютно всем.

Ожидается, что плановые показатели повышения благосостояния населения будут закреплены в XIV пятилетнем плане социально-экономического развития КНР, который будет утвержден на предстоящей в марте сессии Всекитайского собрания народных представителей — высшего органа государственной и законодательной власти КНР.

Китаю предстоит трудная борьба с бедностью

Бедность в Китае в 2020-2021 годах

NOEL CELIS / AFP

Пандемия коронавируса прервала многолетний рост китайской экономики и вынудила Пекин сменить приоритеты. После снижения ВВП в I квартале на 6,8% в годовом выражении власти не стали устанавливать цель по экономическому росту в 2020 г. Вместо этого они пообещали бороться с бедностью и безработицей.

Добиться этого будет непросто. Хотя официальные данные указывают на то, что безработица во время карантина увеличилась несильно, в реальности ситуация может быть намного хуже, считают экономисты.

Читайте также:  Работа и доступные вакансии в Турции в 2021 году для русских и украинцев

Официальная цель Китая – создать 9 млн рабочих мест в этом году и поддерживать безработицу на уровне около 6% – столько она составила в апреле (до вспышки эпидемии в Ухане в декабре было 5,2%, согласно официальным данным). Для сравнения: в США безработица за этот же период выросла примерно в четыре раза до 14,7%, прежде чем опуститься до 13,3% в мае.

Как и США, Китай не учитывает в статистике людей, работающих мало часов или переставших искать работу. Но есть и важные различия в методах подсчета, отмечает The Wall Street Journal. В США безработными могут считаться даже люди, официально состоящие в штате, но по факту не работавшие в определенный период (например, те, кого в последние месяцы отправили в отпуск без сохранения содержания).

Также Китай не учитывает покинувших города трудовых мигрантов из сельской местности, поскольку они якобы всегда могут заняться сельским хозяйством в случае потери работы в городе. Если в 2019 г. в городах насчитывалось более 174 млн таких мигрантов, то в I квартале 2020 г.

– уже 122,5 млн человек, по данным Национального бюро статистики КНР. Но в реальности уехавшие люди вряд ли начнут работать на своих земельных участках, поскольку это приносит слишком низкий доход, утверждает экономист BNP Paribas Чэнь Синдон. Поэтому он относит их к безработным.

По его оценкам, безработица в этом году в Китае достигала 132 млн человек, или около 30% городской рабочей силы.

У UBS более оптимистичные оценки: в марте безработных было до 80 млн человек, а к началу мая их число уменьшилось до 33‒40 млн. Но это все равно намного выше официальных данных, согласно которым в марте в городах было около 26 млн безработных.

Кроме того, система социальной защиты в Китае не такая щедрая, как в США, где правительство временно увеличило пособия по безработице на $600 в неделю. Поэтому, если занятость в Китае быстро не увеличится, это может отразиться на потребительском спросе и темпах восстановления экономики.

Власти Китая помогают предприятиям нанимать сотрудников, в том числе выпускников вузов. Однако это не решит всех проблем. Многие страны только начинают смягчать ограничения, принятые для борьбы с распространением коронавируса. В результате китайские экспортеры столкнулись со слабым спросом на свою продукцию за рубежом, а ведь экспорт был одним из драйверов экономического роста страны.

Поэтому одной из инициатив правительства, привлекших особое внимание, стало обещание поддерживать микропредпринимательство. Речь идет об уличных торговцах, с которыми власти боролись на протяжении последних 20 лет, чтобы строже регулировать торговлю, облагораживать улицы и повысить качества еды.

На пресс-конференции в мае премьер Госсовета КНР Ли Кэцян даже похвалил город Чэнду, где, по его словам, за несколько недель было создано 100 000 рабочих мест благодаря тому, что уличные торговцы получили разрешение на работу. После этого Шанхай и ряд других мегаполисов тоже смягчили регулирование.

Ранее правительство Китая ставило цель окончательно победить бедность в 2020 г. Согласно официальным данным, количество живущих за чертой бедности снизилось с 99 млн в 2012 г. до 5,5 млн в 2019 г.

Во многих провинциях бедностью считается подушевой доход менее 3500 юаней ($500 в год). Поэтому еще в марте председатель КНР Си Цзиньпин говорил, что страна близка к цели.

Но в мае Ли признал, что более 40% населения, или около 600 млн человек, зарабатывают менее 1000 юаней ($140) в месяц. Этого едва хватит, чтобы снять жилье в крупном городе, отметил он.

Экономисты одобряют инициативу правительства, поскольку малый бизнес и люди с низкими доходами пострадали во время пандемии сильнее всего, а снижение барьеров для предпринимательской деятельности может позволить им быстро встать на ноги. «У властей действительно нет других хороших вариантов в краткосрочной перспективе», ‒ говорит экономист Sealand Securities Фань Лэй (цитата по WSJ). По его оценкам, по всей стране это позволит создать до 2 млн рабочих мест.

Но в долгосрочной перспективе такая мера несильно поможет экономике, а также наверняка приведет к возвращению проблем, связанных с качеством еды и торговлей подделками, считает Фань.

Полная победа Китая над бедностью оказалась мнимой. Их экономическое чудо — коммунизм на свободном рынке | Телеканал 360°

Си Цзиньпин объявил о победе над крайней бедностью в Китае. Он заявил, что около 100 миллионов человек в стране преодолели эту черту за последние восемь лет. Эксперты отметили, что прогресс действительно есть, но напомнили: в Китае черта бедности гораздо ниже, чем в других странах.

Местные СМИ написали о том, что руководство Си Цзиньпина вывело из бедности 98,99 миллиона китайцев. В своей речи генсек заявил, что вывод такого числа людей — это подарок на день рождения к 100-летию правящей Коммунистической партии Китая в этом году.

Цзиньпин сказал, что Китай вложил 1,6 триллиона юаней в борьбу с бедностью за последние восемь лет.

За последние годы из бедности вышли 832 уезда и 128 тысяч деревень. С конца 2012 года Китай построил или модернизировал 1,1 миллиона километров сельских дорог, обеспечил надежное электроснабжение сельских районов, а также расширил оптоволоконный доступ в интернет и покрытие сигнала 4G более чем для 98% бедных деревень.

За тот же период около 25,68 миллиона малообеспеченных людей получили ремонт своих старых домов и более 9,6 миллиона человек были переселены из бедных районов. А 28 групп этнических меньшинств с относительно небольшим населением коллективно избавились от бедности.

По словам генсека, Китай на 10 лет раньше запланированного срока выполнил задачу искоренения нищеты, поставленную в рамках повестки дня в области устойчивого развития ООН на период до 2030 года.

Низкая планка

Впрочем, не все эксперты спешат слепо радоваться успехам Китая. Многие отметили, что страна установила низкую планку в определении бедности. К тому же ей постоянно нужны стабильные инвестиции для развития беднейших районов.

Китай определяет крайнюю бедность в сельских районах как годовой доход на душу населения в размере менее 4000 юаней, то есть 45 564 рублей. Это примерно 124 рубля в день. При этом глобальное пороговое значение бедности Всемирного банка составляет 140 рублей в день.

«Иными словами, Китай очень низко планочку поставил, поэтому у него так все красиво получается», — сказал аналитик группы компаний «Финам» Алексей Коренев.

Он отметил, что в стране действительно идет серьезная программа по урбанизации и люди постепенно выходят из бедности, но все не так радужно. Сельские регионы в центральной и северо-западной части страны до сих пор остаются очень бедными. До полной победы над проблемой Китаю еще далеко.

Схожей позиции придерживался и руководитель Центра изучения стран Дальнего Востока в Санкт-Петербурге Кирилл Котков. Он напомнил, что Китай — это коммунистическая и довольно закрытая страна. Информация к нам приходит односторонняя, поэтому полноценно оценить обстановку в стране не получается.

Эксперт подчеркнул, что нельзя отрицать прогресс Китая за последние 40 лет. Из одной из беднейших стран на свете он превратился в мастерскую мира и сверхдержаву, уверенно бросающую вызов коллективному Западу во главе с США.

Если раньше бедность затрагивала огромные слои населения и практически всю страну надо было поднимать с нуля, то сегодня речь идет о гораздо меньшем количестве людей.

«Я думаю, что слова Си Цзиньпина относительно большого прогресса в ликвидации бедности в стране содержат в себе очень высокую долю правды. Однако есть еще куда стремиться и над чем работать», — заключил эксперт.

Привлекательна для инвестиций

Китай добился успеха благодаря реформам, начавшимся еще в 1978 году. Он идеально сочетал и сочетает коммунистическую идеологию со свободной рыночной экономикой. Власти сделали страну максимально привлекательной для притока западных инвестиций. Благодаря дешевой рабочей силе многие крупные компании перевезли все свое производство в Китай.

По словам Коткова, инвестиции США и Евросоюза сыграли огромную роль в успехе страны. Без помощи Запада пресловутое экономическое чудо никогда бы не произошло.

А Коренев отметил, что Китай не только размещает у себя иностранные предприятия и привлекает сторонние инвестиции, но еще и делает большой упор на технологии. Телефоны сейчас у них ничем не хуже техники Apple, а последние автомобили не уступают по функционалу японским и корейским.

Дальше — больше

Несмотря на то, что страна на самом деле еще не победила бедность, у нее есть все шансы сделать это в ближайшие годы. Аналитик Коренев напомнил: Китай обгоняет по темпам развития весь мир. ВВП страны растет по 8-9% в год, и даже в пандемию Китай умудрился остаться в плюсе. Коренев предположил, что в 2021 году страна опять наберет еще 8%.

Если говорить о достижении порога бедности по расчетам Всемирного банка, то за 10–15 лет Китай должен справиться с этой задачей. Он стремительно нагоняет США с точки зрения экономической мощи и может запросто обойти их за два десятилетия, если не за одно.

«Темпам, с которыми развивается Китай, что даже в пандемию ему удается показать рост, а не снижение, остается только позавидовать», — резюмировал эксперт.

Китай победил бедность четырьмя мерами — МК

Председатель КНР Си Цзиньпин объявил об окончательном искоренении крайней бедности в стране. По словам китайского лидера, это свидетельствует о превосходстве социализма над капитализмом.

За последние восемь лет вырваться из бедности сумели около 100 миллионов китайцев.

Эксперт рассказал, как Поднебесной удалось победить нищету в период пандемии коронавируса, когда многие развитые страны столкнулись с экономическими трудностями.

«Благодаря общим усилиям Коммунистической партии Китая и китайского народа мы одержала полную победу в борьбе с бедностью, — приводит информационное агентство Синьхуа слова Си Цзиньпина на собрании, посвященном итогам борьбы властей с бедностью. – Нищета в региональном масштабе преодолена».

Китайский лидер отметил, что искоренение бедности показывает преимущества социалистического строя Китая.

Сообщается, что за последние восемь лет 98,99 млн человек, проживающих в сельской местности, преодолели черту бедности. Из нищеты вывели 832 уезда и 128 деревень. С 2013 года страна инвестировала в ликвидацию бедности $246 млрд.

Читайте также:  Уровень безработицы в финляндии: размер и выплата пособий в 2021 году

Он также добавил, что с конца 1970-х годов, из крайней нищеты были выведены 770 миллионов сельских жителей. Тем самым Поднебесная внесла вклад и в глобальную борьбу с бедностью. Си Цзиньпин назвал это «еще одним чудом», сотворенным в КНР, которое останется в истории.

«Победа Китая над бедностью в эпоху пандемии – это победа экономико-политической модели страны, — комментирует нам российский востоковед, директор Института Дальнего Востока РАН, профессор НИУ ВШЭ Алексей Маслов.

– К 2020 году КНР поставила себе задачу побороть крайнюю нищету, и она это сделала. К тому же это сделано к 100-летию образования Коммунистической партии Китая, которое празднуется в этом году.

Поэтому Си Цзиньпин так громко об этом объявляет». 

По словам эксперта, китайские власти делали все постепенно: «Во-первых, сам по себе процесс выхода из крайней нищеты начался еще десятилетия назад. Он шел с южных регионов на северо-западные, где проживало самое бедное население страны.

Во-вторых, Поднебесная одновременно вводила пенсионную систему, что также сказалось на успешности программы.

В-третьих, Китай вкладывал огромные деньги в более продуктивную промышленность, чем в менее продуктивное сельское хозяйство. Поэтому, по сути, он перестал быть сельхозстраной.

При этом многие люди, занятые в сельском хозяйстве, были переведены на городские предприятия и получили новые рабочие места. Более того, в КНР сильно изменился уровень технологического обеспечения жизни общества.

В частности, это связано с развитием искусственного интеллекта, который, в конечном счете, резко удешевил предоставление самых разных сервисных услуг. В итоге жить стало дешевле, а зарплаты китайцев росли». 

Эксперт подчеркнул, что в последние годы Китай принял решение об освобождении от налогов целых категорий населения.

В стране существует так называемый «налогонеоблагаемый минимум» — около 5 тысяч юаней в месяц или примерно 50 тысяч рублей. Он платится только с 51-й тысячи.

Кроме того, от налогов освобождены многие малые и средние предприятия. Так или иначе все больше денег остается в кармане у населения.

«Еще в январе-феврале прошлого года — когда остановились китайские предприятия — считалось, что это должно поставить крест на быстром росте КНР и наоборот выведет вперед другие страны, – продолжает Алексей Маслов.

– В итоге мы видим, что Китай стал единственным государством, которое закончило 2020 год с плюсом по росту ВВП, пускай даже на 2,2%. То есть на фоне других стран Поднебесная вырвалась вперед в период пандемии COVID-19.

Как следствие, этот фактор сразу привлек инвестиции в КНР и вернул республике роль крупной производственной площадки. Как ни странно, при всей трагичности ситуации, китайцам это, скорее, помогло, чем помешало». 

Пора подравнять: власти КНР намерены пересмотреть экономическую модель

Председатель Китая Си Цзиньпин предложил богатейшим жителям страны задуматься над идеей «всеобщего благосостояния» и над тем, как возвратить обществу больше. Об этом шла речь на специальном заседании, где встречались наиболее влиятельные люди в экономике и госуправлении КНР.

Мысли насчет «поделиться», скорее всего, являются частью одной кампании, в которую также входит давление правительства страны на цифровых гигантов и ряд последних мер вроде ограничений на частное репетиторство и обучение. Зачем Китаю потребовались все эти шаги — в материале «Известий».

Китайское экономическое чудо в последние 40 лет стало главным феноменом мировой экономики.

В конце 1970-х годов КНР находилась в плачевном состоянии: индустрия была развита слабо и хаотично, сфера услуг находилась на допотопном уровне, а сельское хозяйство не отвечало нуждам страны, из-за чего периодически возникал голод. ВВП на душу населения соответствовал не самым развитым из африканских стран.

Реформы Дэна Сяопина и его преемников привели к колоссальным результатам. Экономика страны с 1980 по 2020 год выросла в 77 раз.

Это невозможно объяснить только дешевизной рабочей силы: в не менее бедной Индии, которая также проделала довольно впечатляющий путь, рост оказался «всего лишь» 15-кратным. Нищета в Китае практически исчезла, а в конце 2020 года власти КНР объявили и о победе над бедностью.

Десятки, если не сотни миллионов человек стали относиться к среднему классу, даже если иметь в виду не китайские, а самые высокие мировые стандарты.

Зарплата в эквиваленте $1000 в месяц, еще 15 лет назад доступная считаным процентам населения, стала совершенно заурядным явлением в крупных городах вроде Пекина, Шанхая и Гуанчжоу. По итогам прошлого года Китай стал единственной из значимых экономик мира, которым удалось пережить эпидемию без снижения ВВП.

Однако под этими выдающимися результатами кроется не самая приятная картина. В первую очередь касающаяся общественного расслоения. Хотя китайский экономический рост, как говорится, поднимал все лодки, у некоторых они оказались намного выше.

10% самых зажиточных граждан Китая в 2015 году зарабатывали 41% национального дохода. При этом примерно половина населения по доходам получала только 15% от общего пирога.

В последние 10 лет ситуация только обострилась, несмотря на декларации властей о более равномерном распределении доходов и собственности.

Ко всему прочему, в последние годы продолжает усугубляться проблема внутренней задолженности. К концу 2020 года соотношение суммарного долга к ВВП в Китае составило 270%. Это много даже по меркам развитой страны (чуть меньше, чем у США), что уж говорить о развивающихся.

Разнообразное теневое финансирование глубоко пустило корни в КНР, и попытки обуздать его, ведущиеся с начала 2010-х годов, решающего успеха не имели.

Ставки по таким кредитам обычно довольно велики, и хотя они удовлетворяют потребность граждан и небольших бизнесов в «коротких» деньгах, выплаты по ним «пожирают» доходы населения и прибыль малых предприятий, делая всё труднее задачу сводить концы с концами.

В том же десятилетии появилась проблема интернет-компаний, которые стали представлять собой крупные финансовые платформы, с трудом поддающиеся регуляции.

К слову, начало атаки китайских властей на крупный интернет-бизнес (одна из самых мощных и быстроразвивающихся отраслей в стране) было положено речью основателя Alibaba Джека Ма на финансовом саммите в октябре 2020 года.

Ма в своем выступлении как следует прошелся по правилам финансового регулирования, особенно Базельским соглашениям по банковскому надзору, которым следуют и китайские регуляторы.

По его мнению, современное банковское регулирование является вредным для экономики растущей страны вроде Китая, а составляли его заскорузлые старики, не понимающие особенностей новой интернет-экономики.

Реакция на такой выпад последовала незамедлительно. В ноябре было приостановлено публичное размещение акций Ant Financial, подразделения Alibaba по финтеху, которое должно было принести компании $35 млрд и стать крупнейшим IPO в истории.

Вскоре регуляторы начали расследовать деятельность Alibaba непосредственно в интернет-сфере, в частности, давление на мелкие и средние торговые фирмы, от которых требовалось обязательно вести дела в экосистеме Alibaba.

Всё это вылилось в штраф размером $2,8 млрд, выписанный 10 апреля.

В это же время проблемы начали появляться и у других компаний интернет-сектора, также располагающих оборотами в десятки или даже сотни миллиардов долларов.

Такие группы как Tencent, JD и Meituan были оштрафованы, а новые случаи расследований обнародовались чуть ли не каждый день.

В результате за последние месяцы китайский интернет-сектор потерял около $1,5 трлн в рыночной капитализации, при том что на зарубежных рынках котировки компаний аналогичного профиля практически беспрерывно росли, обгоняя рынок.

Причин для такого наступления на интернет-бизнес было три.

Во-первых, антимонопольные дела: технологические гиганты в Китае обладают доминирующим положением на рынке и не стесняются его использовать, как наглядно демонстрирует пример той же Alibaba.

В Китае всеобъемлющее антитрастовое законодательство было создано еще к 2008 году, но по-настоящему широко начало использоваться только в прошлом году.

Во-вторых, проблема интернет-безопасности и опасения властей о том, что китайские данные могут попасть в руки иностранных государств. По этой причине, например, было публично раскритиковано IPO в США китайского аналога Uber — Didi. К слову, по зеркальным причинам китайские размещения в США подвергаются нападкам со стороны американских законодателей.

И наконец, третья причина состоит в борьбе с «беспорядочным расширением капитала», словосочетанием, которое было принято на вооружение китайской верхушкой в конце прошлого года.

Под этим термином понимается как стремительный рост разнообразных цифровых финансовых услуг, включая область займов, так и многие другие связанные с интернет-технологиями отрасли, например, образование и здравоохранение.

Интернет-корпорации КНР во многом превратились в банки, для которых выдача кредитов является главным источником доходов, причем они чувствуют себя гораздо свободнее в использовании высокорисковых практик — в отличие от плотно зарегулированных кредитных организаций.

Ant Group реальные инновации приносили в прошлом году только 10% выручки, тогда как разнообразные финансовые услуги — оставшиеся 90%. И помимо опасений насчет устойчивости финансовой системы перед лицом такого агрессивного расширения, свою роль играли и соображения о том, как такие действия влияют на общество в целом, в том числе и относительно усиления расслоения.

Аналогичные мотивы были значимы и в наделавшем много шума решении о запрете частного репетиторства. Эта сфера росла как на дрожжах в последние десятилетия на фоне страхов китайских семей по поводу будущего своих детей: ради дополнительного обучения, которое может им позволить выиграть беспощадную конкуренцию на рынке труда, родители были готовы нести любые расходы.

Между тем правительство страны озаботилось демографией: в свое время программа «одна семья — один ребенок» позволила не только избежать перенаселения, но и вырвать сотни миллионов людей из бедности.

Сейчас начинают сказываться ее негативные последствия — китайская нация стремительно стареет, что грозит болезненными последствиями как для экономики, так и для общества в целом.

Проблема была видна давно, но сила инерции мышления не позволяла немедленно приступить к ее решению, тем более что в итоге демонтировать ее стали очень осторожно и постепенно. Разрешение на второго ребенка никакого эффекта не имело, и едва ли стоит ожидать быстрых результатов от позволения завести третьего.

Ограничение на частное репетиторство как раз демонстрирует подход к этой проблеме с другой стороны: подразумевается, что если китайцы будут меньше тратить денег на образование для своего единственного ребенка, они смогут завести еще одного–двух (вполне возможно, учитывая инфляцию в этом секторе). Или же у них появятся деньги, которые они смогут потратить на что-то еще, что позволит им обрести душевное спокойствие и меньше раздражаться по поводу постоянной борьбы за первенство.

Эта борьба вызвала к жизни целую субкультуру, получившую название «лежать плашмя». Ее суть состоит в отказе от «крысиных гонок» за успехом и снижении экономической активности индивида. Рост ее популярности немало встревожил власть предержащих, наглядно увидевших физическую и моральную нагрузку на индивида в слишком конкурентной экономике современного Китая.

Таким образом, программы снижения неравенства могут рассматриваться в общем контексте пересмотра финансово-экономических приоритетов КНР.

Читайте также:  Средняя и минимальная пенсия в Румынии в 2020-2021 годах

Если расслоение станет меньше, интенсивность конкуренции уменьшится, что позволит постепенно восстановить демографический баланс и повысить удовлетворенность граждан от жизни, а значит, и снизить градус общественного раздражения на власти и тот же крупный бизнес.

Стоит отметить, что об отходе от де-факто капитализма или об уравниловке речь не идет — ставка делается именно на расширение классического среднего класса.

Пока одним из пилотных проектов по снижению неравенства стала провинция Чжэйян на востоке страны (между прочим, Alibaba возникла именно там). Провинция рассчитывает довести средний годовой доход на взрослого жителя до $11,6 тыс.

долларов к 2025 году, что будет означать рост на 45% к нынешнему показателю. При этом зарплаты сотрудников фирм должны составить половину валового продукта территории.

Для этого местное правительство намерено поддерживать коллективные движения сотрудников за повышение оплаты труда и обучать крестьян вести бизнес.

Вероятно, подобных мер окажется недостаточно. Рано или поздно вопрос встанет не только о моральной поддержке инициатив граждан или об ужесточении регулирования, но и о более «распределительной» налоговой системе. Как отмечает Bloomberg, среди главных кандидатов — налоги на имущество, наследство и доходы с капитала.

Подходит ли России китайский путь борьбы с бедностью

Китай заявил об очередном историческом чуде: Пекин искоренил бедность. В заявлении Пекина есть доля лукавства. Речь идет, конечно, об абсолютной нищете. Только за последние восемь лет над чертой бедности смогли подняться почти 100 млн китайцев. Как победить бедность по-китайски и стоит ли России перенимать такие методы борьбы?

«С нищетой покончено, совершено еще одно историческое чудо!» – заявил глава КНР Си Цзиньпин. По его словам, за последние восемь лет власти вложили в борьбу с бедностью более 1,6 трлн юаней (246 млрд долларов).

В итоге за это время над чертой бедности смогли подняться почти 100 млн человек, из числа бедных районов было выведено 832 уезда и 128 тысяч деревень. Всего же за 40 лет, что ведется борьба, Китаю удалось вывести из нищеты 770 млн человек.

Сейчас норма нищих в КНР установлена на уровне 0,2% населения, но и эту цифру власти стремятся сократить до нуля. 

Конечно, в этом заявлении есть доля лукавства. Речь идет об искоренении абсолютной бедности, а не бедности как таковой. То, что китайцы преодолели черту бедности, не значит, что они сильно разбогатели, указывает руководитель Института Дальнего Востока РАН, профессор Высшей школы экономики Алексей Маслов. 

«В Китае с бедностью боролись не за счет повышения выплат, а за счет хитрых финансовых и налоговых маневров. Например, был введен минимум по зарплате, который не облагается налогом – 5 тыс. юаней (приблизительно 57 тыс. рублей). Человек, который в месяц получает меньше этой суммы, не платит отчисления – а значит, люди смогли сохранить для себя больше денег», – отмечает Маслов.

  • «Элементом лукавства со стороны властей КНР можно считать тот факт, что порог бедности в Китае составляет 6,33 юаня на человека в день или 72 рубля по сегодняшнему курсу, тогда как норма бедности ООН – 1,9 доллара в день, то есть в два раза больше.
  • Если бы Китай исходил из определения бедности на основе методики ООН, то количество бедных в стране было бы больше»,
  • – замечает руководитель аналитического департамента AMarkets Артем Деев.

И все же нельзя не признать, что Китай добился за 40 лет борьбы больших успехов. И на это потребовался не один триллион юаней. Благо китайская экономика росла как на дрожжах. ВВП Китая только за последние 10 лет вырос с 1,2 трлн долларов в 2000 году до более чем 15 трлн долларов в 2020 году. ВВП на душу населения увеличился за десять лет в десять раз – до 4 тыс. долларов.

Выделяется пять этапов борьбы с нищетой. Первые программы заработали еще в 1978–1985 годы. В частности, в 1978 году была проведена земельная реформа.

Систему коллективного управления народной общиной заменили на систему ответственности по контрактам с домашним хозяйством.

«Одновременно правительство повысило закупочные цены на сельскохозяйственную продукцию, открыло сельский рынок и способствовало развитию сельских предприятий. Чистый доход на одного крестьянина вырос в 3,6 раза за семь лет», – отмечает Артем Деев.

На втором этапе – после 1985 года – была запущена программа по сокращению сельской бедности через региональное развитие. Частным фермерам предоставили дешевые кредиты, появились программы занятости для сельских жителей. В итоге доля бедных в общей численности сельского населения сократилась в два раза с 1986 по 1995 год. 

Следующая семилетка (1994–2000 годы) включала в себя инфраструктурные проекты по строительству дорог, жилья и прочего с привлечением бедного населения, рассказывает Деев. Тем беднякам, кто готов создать собственный бизнес, давали льготные кредиты. К 2000 году число бедных в сельских районах сократилось с 80 млн до 32 млн человек.

С 2000 по 2010 год в действие была запущена программа комплексного развития села, обучение сельских жителей и их миграция в города. Были определены бедные уезды, где стали развивать промышленность. «Важно, что проекты не навязывались сверху, а определялись самими сельскими жителями. В результате число бедных в сельских районах сократилось с 32 млн до 7 млн человек», – говорит Деев.

В 2011 году правительство КНР запустило новую программу оказания помощи бедным сельским районам и их развития. Были определены 14 бедных регионов, 832 бедных уезда и 128 000 бедных деревень, по которым велась работа с учетом накопленного за предыдущие десятилетия опыта. Последний этап программы пришелся на 2020 год, когда грянула пандемия. Однако последняя не помешала добиться результата.

«Урбанизация страны сыграла большую роль. Когда Дэн Сяопин начинал свои реформы в 1980-х годах, около 20% населения Китая проживало в городах, а 80% – в деревнях. Сейчас наоборот: более 60% китайцев живут в городах, а в деревнях – 40%.

Город предоставил людям больше возможностей для заработка, что позволило сформировать средний слой населения численностью свыше 400 млн человек.

Такие люди стали потреблять больше товаров и услуг, что создало больше рабочих мест для бедных», – объясняет китаист Маслов. 

При этом самым тяжелым этапом урбанизации он считает переселение людей из бедных высокогорных районов. «В Китае много высокогорных деревень, которые крайне тяжело обеспечивать электроэнергией или продуктами питания. Однако люди просто не хотели уезжать оттуда, переселяться в более благополучные районы, и эта кампания стала очень проблемной для правительства», – рассказывает китаист.

Преодоление бедности было бы невозможно без превращения сельскохозяйственного Китая в промышленную страну. «Если раньше Китай жил от сезона к сезону, то теперь он может позволить себе устойчивый экономический рост и стабильные зарплаты», – напоминает Маслов.

Комплексный и последовательный подход дал свои результаты: за последние десять лет число бедных в КНР сократилось более чем в десять раз. Изучение опыта Китая может быть полезным и для российской программы по борьбе с бедностью, которая решается посредством национальных проектов.

«Мы приветствуем успехи наших китайских партнеров. Китай – это очень большая страна с очень большим населением», – прокомментировал пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков.

По его словам, такие успехи говорят о планомерности развития, несмотря на все сложности кризиса, связанного с коронавирусом.

«Борьба с бедностью является абсолютнейшим приоритетом руководства страны», – добавил Песков.

«России имеет смысл внимательно рассмотреть опыт Китая по искоренению бедности именно в сельских районах. Потому что в России самое большое число малоимущих и людей с низкими доходами (ниже МРОТ или на уровне около него) тоже проживает в сельской местности, в удалении от городов», – считает Деев.

В России доля малоимущих среди сельского населения составляет 23,5%, а доля малоимущих среди городского населения лишь 9,1%. То есть четверть жителей села – бедные.  

Такие данные приводятся в докладе МГУ для Никоновских чтений – 2020. Малоимущими считаются те, чьи доходы ниже прожиточного минимума в регионе.

Но, конечно, слепо копировать китайский путь не стоит. Тем более, что многие вещи в России существуют уже давно. Это касается, например, минимальной оплаты труда.

Те же пенсии до 2009 года в Китае получали только те, кто работал на госслужбе или на промышленном предприятии, а жители сельской местности рассчитывать на пенсию не могли.

«Ситуация изменилась после введения всеобщей пенсионной реформы, и сегодня пожилых людей без государственных выплат почти не осталось», – говорит Маслов.

Определяющим фактором стало повышение уровня образования жителей Китая. «Сегодня китайские университеты входят в мировые рейтинги, создаются новые профессии и новые формы обслуживания.

Китайцы разрабатывают и пользуются технологиями искусственного интеллекта, облачного хранения и так далее. Все это создает новые рабочие места и выводит на рынок большое количество денег.

Так, Китай 20 лет назад и Китай сегодня – это две разные планеты», – заключает китаист.

Всемирный банк ежегодно мониторит процент жителей, живущих ниже установленной в стране черты бедности. «В Китае коэффициент бедности в 2000 году составлял 49,8, а в 2019-м – 0,6.

Но и в нашей стране борьба с бедностью тоже ведется на достойном уровне: если в 1990-е годы в стране было 64 млн бедных граждан, то сейчас – менее пяти миллионов человек», – отмечает исполнительный директор департамента рынка капиталов ИК «Универ Капитал» Артем Тузов. 

Смотрите ещё больше видео на YouTube-канале ВЗГЛЯД

Leave a Comment

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *